.

Опросы

Как вам мой сайт

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Вудро Вильсон и Эдит Голт: «Особый дар небесный»

Опубликовано 2 марта 2013 в рубрике История любви. Комментарии: 0

 

Эдит Боллинг Гальт Вильсон

Вудро Вильсон-двадцать восьмой президент США

 

Политики редко влюбляются страстно и до самозабвения: не из того теста они сделаны, чтобы любовь имела для них значение…  Но из любого правила существуют исключения. Американский президент Вудро Вильсон по характеру был настоящим Ромео.

Еще в 1912 году, когда Томас Вудро Вильсон вступил в борьбу за пост президента, его противники — сторонники пытавшегося пройти на очередной срок Теодора Рузвельта — решили разрушить репутацию конкурента, объявив его прелюбодеем. Но тогда Рузвельт запретил им, заявив: «Это не сработает: вы хотите представить в роли Ромео человека, который всем своим внешним видом и повадками сильно смахивает на аптекаря…»

Действительно: глядя на фотографию Вильсона, трудно представить себе, что этот бледный и нервный интеллигент, похожий то ли на учителя, то ли на пастора, то ли действительно на аптекаря, на самом деле прожил бурную жизнь, в которой нашлось место великой любви… Причем не одной, а нескольким! И хотя обычно самой сильной и всесокрушающей бывает первая любовь, у Вудро Вильсона главной любовью его жизни была последняя. «Миром правят идеалы, — уже в зрелом возрасте говорил Вудро Вильсон своему другу, — только глупцы думают иначе».

Первой любовью Томаса Вильсона стала его кузина Генриетта Вудро. Они познакомились, когда он учился в Виргинском университете. Генриетта не ответила взаимностью и, когда Вильсон к ней посватался, отказала ему. Правда, чтобы не ранить чувства кузена, Генриетта объяснила свой отказ не нелюбовью, но близким с ним родством. Тогда как раз много писали о вреде распространенных среди американской элиты близкородственных браков. Томас больше не пытался добиться ее расположения. Но в память о любви в 1882 году взял себе в качестве второго имени фамилию Генриетты: Вудро. И с тех пор требовал, чтобы его называли только так.

Любовь к Генриетте и разбитое сердце были вскоре не то чтобы забыты — просто затмились новой любовью. Это был какой-то счастливый дар небес: Вудро мог долго и преданно любить, но, утратив прежнюю любовь, очень быстро находил новую — и опять любил глубоко, преданно, долго… Эллен Эксон он впервые встретил, когда ему самому было шесть лет, а Эллен — всего два года. Маленькому Томми очень понравились ямочки на щеках девочки и ее жизнерадостный характер. Второй раз Том и Эллен встретились двадцать лет спустя: сразу после отказа Генриетты, с разбитым сердцем, Томас Вудро Вильсон приехал к своему дяде Джеймсу Боунзу, зашел в пресвитерианскую церковь и увидел там ее… Цветущую юную красавицу в глубоком трауре и с малышом на руках. Удивительно, но он сразу узнал ту девочку, которая когда-то поразила его воображение. Даже ямочки на щеках сохранились. Он сразу же решил: дождется окончания траура и посватается к ней.

Вудро навестил отца Эллен, настоятеля церкви, чтобы расспросить его о положении дочери и о том, когда же прилично будет посвататься к ней. И узнал, что на самом деле Эллен даже не была замужем, а траур носила по матери, которая год назад умерла в родах… Сэмюэл Эксон после смерти жены впал в глубокую депрессию и, если бы не старшая дочь, взявшая на себя не только хозяйство, но даже написание воскресных проповедей, он бы не смог справиться и удержать приход. Узнав все это, Вудро Вильсон преисполнился еще большего восхищения: оказывается, Эллен Эксон не только прекрасна, она еще и умна, добродетельна, способна на самопожертвование. Дочь пастора, религиозная и образованная настолько, что сама может сочинить проповедь. В его глазах Эллен была просто идеалом. Уехав в Атланту, он еженедельно писал ей. Эллен отвечала ему и сохранила все его письма — 1400 штук.

Эллен Вильсон (вторая справа) в окружении дочерей — Джесси, Маргарет и Элеанор. 1912 год

Эллен делала все, чтобы помочь Вудро. Она редактировала тексты его речей, она выучила немецкий, чтобы помогать ему в научной работе, она много читала и следила за всеми важными новинками в искусстве и литературе, чтобы вовремя ознакомить с ними Вудро, который слишком увлекся политикой и мог попасть впросак, продемонстрировав неосведомленность о новом популярном романе или пьесе. Эллен была не только возлюбленной и заботливой женой, она была еще и тайным советником Вудро Вильсона. Она никогда с ним не спорила, но иногда поправляла его, деликатно спросив: «О Вудро, ты же не думаешь так всерьез или…?» И он обычно со смехом отвечал: «Мадам, я, конечно, так и думал, пока ты не призвала меня к порядку». Вудро Вильсон очень ценил и чтил свою жену. Однажды, ненадолго уехав из дома, в своем очередном письме он признался ей: «Моя любовь к тебе помогла мне стать настоящей личностью. Вдали от тебя, без твоего вдохновения, я не могу жить. Любовь все раскрывает во мне… Мой разум не мог полностью совершенствоваться, пока я не познакомился с тобой». Вудро не представлял своей жизни без Эллен. Он называл ее «точкой опоры» в своей жизни. Он даже вообразить себе не мог, как бы все сложилось, если бы он не встретил ее тогда в церкви… Или — если бы она не согласилась выйти за него…

И все же однажды в его жизни появилась другая женщина. Томас Вудро Вильсон познакомился с миссис Мэри Пек в 1907 году, когда только задумывался о том, чтобы стать президентом Америки. Вудро тяжело работал, и здоровье его начало давать сбои. Доктора посоветовали ему не тянуть с отпуском. И Вудро отправился на Бермуды, где познакомился с компанией, в которой блистал знаменитый писатель Марк Твен. Но Вильсона больше всех заинтересовал не он, а красивая и печальная женщина Мэри Пек, страстная любительница поэзии, которая могла часами слушать, как Вудро декламирует их на память, — он знал огромное количество стихов. Вернувшись с Бермуд, Вильсон продолжал поддерживать страстную переписку с миссис Пек. Он мог бы, как сам он позже говорил, «поддаться тайным страстям». Однако он устоял, хотя свидания с миссис Пек продолжались еще больше года. В конце концов Вудро написал жене откровенное письмо, в котором признавался в своем «недостойном интересе к этой леди» и клялся, что, «если и проявлял неверность своей супруге в мыслях, то это не значит, что я изменял тебе в действительности». Эллен Вильсон замечала, что с Вудро что-то происходит, но никак не ожидала, что он решится на такое признание и уж тем более что он познакомит ее с миссис Пек.

Эллен и Мэри Пек по достоинству оценили друг друга и даже подружились, и впоследствии поддерживали и оберегали Вудро — каждая со своей стороны. Мистер и миссис Вильсон неоднократно гостили у миссис Пек: как в ее нью-йоркской квартире, так и в доме на Бермудах. Вудро постепенно успокоился, страсть его к миссис Пек остыла, и на место ей пришла прежняя теплая, благодарная дружба. Казалось, все разрешилось благополучно…

В 1912 году разгорелся скандал. Его оппоненты попытались вытащить на свет историю его отношений с миссис Пек и погубить тем самым репутацию Вильсона. Они бы смогли этого добиться, если бы не зарвались окончательно и, помимо этой единственной неосторожной связи, не присочинили еще несколько случаев прелюбодеяния с некими мифическими особами. И если бы его соперник, Теодор Рузвельт, не потребовал прекратить кампанию травли Вильсона, считая недостойным использовать в политической борьбе откровенную клевету, еще неизвестно, чем бы все это закончилось… К счастью, в те уже далекие времена благородство было так широко распространено, что даже политики были на него способны.

Эллен старалась поддержать мужа в этот тяжелый период. Когда ее спросили, что она думает о его увлечении «другими дамами», она спокойно ответила: «Видимо, женщины, которых молва связывает с моим мужем, обладают такими качествами, которых нет у меня, поэтому я даже поощряю подобные знакомства…»

Потом были выборы, и демократ Вудро Вильсон одержал победу, набрав на два с половиной миллиона голосов больше, чем его соперник-республиканец. Он стал 28-м президентом США и поддержал на этом посту свою репутацию реформатора…

Доктор Грей Грейсон и Вудро Вильсон. 1913 год

Свадьба дочери Элеанор была последним счастливым событием в семейной жизни Эллен и Вудро. Через две недели Эллен вдруг потеряла сознание в своей комнате и после чувствовала себя очень скверно. Диагноз прозвучал ударом похоронного колокола: туберкулез почки. Эллен была обречена, это понимала и она, и Вудро. Все время болезни Эллен Вильсон не отходил от ее постели, разговаривал с ней, молился, утешал — и выслушивал ее утешения. Эллен гораздо больше тревожилась о том, что станет с Вудро после ее смерти, нежели о том, что ей самой скоро придется оставить этот мир… Эллен поочередно беседовала с дочерьми и с кузиной Вудро Элен Боунз, наставляя их быть внимательными к нему. И даже умирая, в самый последний свой день, 6 августа 1914 года, Эллен Вильсон сказала лечащему врачу Грею Грейсону: «Приглядывайте за Вудро». Эллен не раз говорила — и это подтверждают многие свидетели, — что хотела бы, чтобы Вильсон после ее смерти нашел себе новую жену, только обязательно умную и достойную женщину. Она и мужа благословляла на новый брак. Только сам Вудро не желал об этом даже слышать… Он не представлял себе жизни без Эллен. Он не представлял в своей жизни другую женщину!

После смерти жены Вудро Вильсон находился в беспросветном отчаянии. Ему не хотелось жить, он не видел смысла в дальнейшем существовании. Он призывал смерть, он мечтал заболеть или даже пасть жертвой покушения, как один из его предшественников, великий Авраам Линкольн… Его не спасала даже вера. «Бог послал мне испытание, которое превосходит мои способности переносить страдания», — написал он своему другу, помощнику морского министра Франклину Делано Рузвельту, тоже будущему президенту, и тот не нашел, чем утешить Вудро. «Если я выживу, никогда больше не найду душевного покоя», — говорил он дочерям и кузине.

Выполняя просьбу миссис Вильсон, доктор Грей Грейсон старался заботиться о Вудро, хотя бы о его физическом состоянии: утешал и ободрял, заставлял играть в гольф и гулять, ежевечерне приносил успокоительные капли, чтобы президент хотя бы на ночь забывал о своих страданиях. Именно доктор Грейсон сказал Элен Боунз: «Лучшим лекарством против тоски по женщине является… другая женщина». Сначала близкие Вильсона возлагали надежды на то, что он сойдется с Мэри Пек: теперь, когда оба они были одиноки. Но Вудро не желал даже слышать о Мэри, не то что видеться с ней. Теперь его любовь к ней казалась ему особенно преступной: ведь тогда Эллен была жива, а он, глупец и негодяй, осмелился мечтать о другой женщине! И тогда, с разрешения кузины и дочерей Вильсона, доктор Грейсон пригласил на обед в Белый дом женщину, которая, по его мнению, могла бы понравиться Вудро и даже стать достойной сменой Эллен. Эту женщину звали Эдит Боллинг Голт. Доктор Грейсон не ошибся: ей предстояло стать второй женой президента.

Прежде чем представить Эдит президенту, Грейсон устроил ей настоящие смотрины. Эдит даже не догадывалась, для какой роли ее выбрали, и просто мило ворковала с «приятельницами» доктора Грейсона. Она очень понравилась всем. Даже самой строгой из дочерей, Маргарет, которая заявила, что «миссис Голт хороша, как куколка!». А с Элен Боунз Эдит подружилась. Однажды Элен предложила Эдит пообедать в Белом доме. Это было не торжественное мероприятие, а совершенно спонтанное: в тот мартовский день они вымокли под дождем, испачкали туфли и юбки, и Элен решила провести приятельницу в свои личные апартаменты, чтобы Эдит могла обсохнуть и согреться. Она еще даже не собиралась знакомить Эдит с Вудро: Элен казалось, что президент еще не готов. Но тут в игру вступила судьба. И возле лифта дамы столкнулись с президентом и доктором, которые — тоже вымокшие и в грязных туфлях — возвращались после того, как их игру в гольф прервал дождь.

Вудро был потрясен красотой Эдит. В тот же день он просил, чтобы Элен привела свою подругу на вечернее чаепитие, и так увлекся ею, что попросил остаться на ужин. Но это было бы уже неприлично — провести в чужом доме полдня и вечер! Эдит отказалась. Тогда президент настойчиво попросил ее прийти к ужину на следующий день. Он не заметил, как доктор Грейсон и мисс Боунз торжествующе переглянулись у него за спиной.

Уже во время второй встречи Вудро и Эдит болтали как старые друзья: о жизни в южных штатах, о детстве, о своих близких. Вудро очень понравился Эдит: не как президент, а как интересный и приятный человек. И, когда он снова пригласил ее на ужин, она согласилась. «Бог был исключительно милостив ко мне, послав в мою жизнь такое создание, как Вы, — писал ей Вильсон в апреле 1915 года. — Для Вас я друг, одинокий и тоскующий мужчина, находящийся в самой гуще мировых событий, но этому миру не известно ничего о сердце, которое он открыл Вам и с радостью сообщил бы об этом во всеуслышание…»

Эдит Голт познакомилась с президентом в середине марта, а 4 мая Вудро Вильсон сделал ей предложение. Эдит была потрясена. Позже она вспоминала, что ответила Вудро: «Ты не можешь любить меня, потому что ты меня совсем не знаешь. И кроме того, после смерти твоей жены еще даже и года не прошло». На что он ей сказал: «Я знаю, что ты чувствуешь, малышка, но здесь время измеряется не неделями, месяцами и годами, а глубиной человеческого опыта. После ее смерти у меня ничего не было, кроме одиночества и боли в сердце».

…И вот, когда он наконец успокоился после смерти Эллен, когда Бог ниспослал ему новую любовь к прекрасной и благородной женщине, политические противники опять вытащили на свет историю с миссис Пек. Якобы из-за нее и умерла Эллен: то ли от горя, узнав, что муж ей не верен, то ли он просто убил ее, столкнув с лестницы… Эти предположения выглядели ужасно. Ведь он любил, боготворил свою жену. Дочери пытались утешить отца, на три голоса проклинали бесчестных журналистов — но все было бесполезно. Вудро страдал. И больше всего от того, что не знал — вдруг Эдит поверила всему этому? Вдруг помолвка стала для нее тяжкими узами?

В разгар скандала Вильсон решил, что пришло время объясниться, и попросил невесту о встрече: «Я люблю тебя со всей чистой страстью своего сердца и прошу у тебя этого одолжения именно по этой причине. Слова не могут выразить всего того, что чувствует мое сердце». Он с болезненным нетерпением ждал прихода Эдит. А когда она пришла — выплеснул на нее все свои переживания, все сомнения и страхи, и все подробности своей счастливой супружеской жизни с Эллен, и все подробности своего несостоявшегося романа с Мэри Пек. Эдит была потрясена этой эмоциональной бурей. А в завершение Вудро сказал ей, что готов расторгнуть помолвку, если она хоть на миг усомнится в его порядочности.

Свадебная открытка Эдит Голт и Вудро Вильсона. Декабрь 1915 года

Эдит была не меньше, чем Вудро, огорчена происходящим. Конечно, она ему сочувствовала. Но ведь и ее имя было втянуто в газетную шумиху и замарано грязью. Чего только о ней не писали! Будто бы она была его любовницей еще при жизни Эллен, будто она проводит в Белом доме ночи… Бедную Эдит сплетники сделали не только любовницей президента, но еще и любовницей германского посла, а также шпионкой: дескать, она передает послу во время свиданий с ним то, что ей нашептывает ночами президент Вильсон. Эдит попросила дать ей время для ответа до утра. Утром Вудро получил от нее письмо: «Дорогой, наступил рассвет — и отвратительная темнота предрассветного часа растворилась в благодатном потоке света. Я сидела в большом кресле у окна, где выстрадала столько проблем. И вместе с темнотой исчезло чувство уязвленного самолюбия. И теперь я вижу без помех, вижу суть вещей и готова идти по дороге, «куда ведет любовь». Это моя клятва, дорогой, я буду всегда с тобой, не из чувства долга, не из жалости, не ради почестей, но ради любви, той любви, которая верит, защищает и понимает. И не важно, какое вино, горькое или сладкое, но мы будем вкушать его вместе и обретем счастье в товариществе. Прости мое необдуманное поведение сегодня вечером, вернее, вчера вечером, ибо уже наступило воскресное утро, и доверься мне. Я еще не продумала, какой курс поведения нам следует избрать в ближайшем будущем, потому что обещала, что мы сделаем это вместе. Я так устала, что могла бы просто положить свою голову на письменный стол и сразу же заснула бы, но ничто не могло принести мне истинного покоя, пока я не поклялась тебе в любви и преданности. Твоя Эдит».

Эдит и Вудро Вильсон на бейсбольном турнире. 1918 год

Ответ на свое письмо она не получила ни вечером, ни на другой день. На третий день к ней буквально ворвался доктор Грейсон и заявил, что она немедленно должна поехать в Белый дом: президент тяжело болен. Никого не слушает, лежит как мертвый в затемненной спальне и просто смотрит в потолок… Вильсон исхудал и осунулся за эти дни и не смог произнести ни слова, лишь протянул к ней руку, которую она нежно пожала. Затем взглядом указал на тумбочку, где лежало ее письмо. Нераспечатанное. Вильсон так боялся узнать, что Эдит Голт разрывает помолвку, что не решился прочесть ее ответ.

Эдит сначала рассмеялась, потом разрыдалась и сама вскрыла письмо, чтобы прочесть его вслух. И когда Вудро раскрыл ей объятия со словами: «Останься со мной, не покидай меня!» — Эдит упала ему на грудь, не стесняясь присутствия доктора Грейсона… Который, впрочем, тут же вышел и приказал не беспокоить президента. Обедать Эдит Голт не осталась: она была слишком смущена тем фактом, что о ее близости с президентом теперь знает вся его семья, вся охрана и наверняка уже весь Белый дом. Вудро же это не смущало. В конце концов, все самое страшное уже случилось, их уже обвинили во всех возможных грехах, так что теперь нет смысла соблюдать еще какие-то приличия… И даже дочери твердили ему, что их покойная мама была бы только рада, если бы он снова женился на достойной женщине, что Эллен с небес следит за ним и благословляет его.

Вудро Вильсон и Эдит Голт в президентском кабинете. 1920 год

Вильсон сам составил текст объявления о помолвке. Редакторы «Нью-Йорк таймс» были смущены и не решились опубликовать текст полностью, но даже в сокращенном виде он выглядел не в меру восторженным: «В кругу культурных и эрудированных людей, имеющих честь знать ее, миссис Голт пользуется завидным уважением. И не только в силу ее необычной красоты и природного очарования, но и по причине ее очень оригинального характера и дарований. Ее общество всегда желанно, а ее вдумчивость и способность доводить любое начатое ею дело до конца сделали ее дружбу бесценной для тех, кому посчастливилось стать ее друзьями…» Свадьба Вудро Вильсона и Эдит Голт состоялась 18 декабря 1915 года в доме невесты. Торжество было скромное и носило скорее частный характер: было приглашено всего около сорока друзей и родственников. Эдит было сорок три года, Вудро — пятьдесят девять. Поскольку Эдит принадлежала к епископальной церкви, а Вудро — к пресвитерианской, венчали их два пастора.

Вильсон просил не присылать ему никаких подарков к свадьбе, но на Белый дом обрушился водопад  даров и поздравлений — от представителей иностранных держав, от крупных американских компаний и организаций и от частных лиц, преимущественно политиков и дельцов… Но был один подарок, который просто восхитил Вудро и Эдит: три девочки из охваченной золотой лихорадкой Калифорнии прислали маленький золотой самородок, который сами намыли в реке. Именно из этого золота, подаренного от чистого сердца, Вудро и Эдит заказали себе обручальные кольца. Совместная жизнь Эдит и Вудро была очень счастливой. Эдит превратила жизнь Вудро в непрерывный праздник, фейерверк. Она все время что-то придумывала, куда-то его за собой увлекала, водила в театры и на выставки: рядом с Эдит президент стал активным участником светской жизни. В одном Эдит точно следовало примеру Эллен: она тоже была помощницей мужа, советчицей, секретаршей, и она так же внимательно заботилась о нем.

Это было очень тяжелое для него время. Он не спал сутками. Из-за переутомления 25 сентября 1919 года у него случился тяжелый сердечный приступ. А утром 2 октября Эдит проснулась от звона упавшего на пол стакана: Вудро, сидя на кровати, тщетно пытался взять стакан с водой, стоявший на туалетном столике. Его правая рука тряслась, а левая свисала, как плеть. «Я совсем не чувствую эту руку. Помассируй ее мне», — попросил Вудро. Массаж не помог, рука осталась неподвижной и бесчувственной. Вудро попросил Эдит проводить его в ванную, с трудом туда дошел и потерял сознание. Это был инсульт…

Для нее большим облегчением было, когда он  все-таки согласился уйти  в отставку. Уговорил его доктор Грейсон, мотивируя это тем, что Эдит совсем измучилась и надо бы дать ей отдых, позволить ей пожить обычной женской жизнью. Ради собственного здоровья Вудро с политикой не расстался бы, но ради Эдит он принял нужное решение с легкостью. 4 марта 1921 года Эдит и Вудро переехали в дом в Вашингтоне. Когда миссис Вильсон перешагнула порог и осознала, что она наконец-то вернулась из мира политики в обыденный мир, она разрыдалась от счастья… Следующие годы прошли для них очень спокойно. Эдит по-прежнему заботилась о Вудро, следила, чтобы он не заскучал, читала ему вслух, играла с ним в карты, по выходным вывозила его в театр, а потом завела дома кинопроектор, чтобы показывать Вудро новые фильмы.

Вудро Вильсон скончался 3 февраля 1924 года в 11.15 утра. Последним словом, которое он произнес, было имя жены: «Эдит».

 

Читайте также:


Понравилась статья? Вы можете её распечатать, отправить по почте или поделиться с друзьями в соцсетях:




Оставить комментарий на сайте Allbz.ru

Навигация

Развернуть | Свернуть

RSS - Лента новостей сайта

RSS Подпишитесь на RSS для получения обновлений.

Введите ваш email address:

Besucherzahler Chat and date with beautiful Russian women
счетчик посещений