.

Опросы

Как вам мой сайт

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Омар Шариф: «Я абсолютно положительный человек»

Опубликовано 22 января 2013 в рубрике Актеры. Комментарии: 0

 

Недавно в Лондоне с шумом прошла премьера возрожденного в цифровом формате фильма «Лоуренс Аравийский».

Спустя 50 лет шедевр режиссера Дэвида Лина заиграл на blu-ray новыми красками, напомнив публике имена открытых им звезд. И прежде всего – красавца-серцееда Омара Шарифа.

 

 

 

 

 

 

 

Почему «Лоуренс Аравийский» сделал его известным на весь мир, актер до сих пор не понимает: «Когда я снимался в этом фильме, я был уверен, что его никто не пойдет смотреть, — признался Омар Шариф. – В нем не было занято ни одной звезды, не было женщин, все действие происходило в пустыне, а в кадре главным образом были верблюды.

Но публике фильм неожиданно понравился и, как я сейчас убедился, нравится до сих пор. Это чудо, сотворенное Дэвидом Лином».

Омар Шариф родился 10 апреля 1932 года, тогда он ещё Мишель Шальхуб. Окончил престижный Британский викторианский колледж, лучший в Александрии, выучившись прекрасно говорить по-английски и по-итальянски, а на французском говорили в семье.

После колледжа он поступил в Каирский университет. Бросил учебу два года спустя, когда в Египте произошла революция. Тем самым, бизнес Шальхуба-старшего сошел на нет. Поэтому предложение сниматься в кино, которое сделал Омару друг семьи режиссер Юсеф Шахин, оказалось как нельзя кстати. Тем более что роль, которую Шахин пообещал ему в фильме «Слепящее солнце», была одной из главных.

«Слепящее солнце» — Омар Шариф и Фатен Хамама

Так Мишель Шальхуб получил свою первую роль – выпускника сельскохозяйственного института Ахмада, который вернулся домой, мечтая помочь отцу и всем полунищим односельчанам вырастить богатый урожай сахарного тростника. В этом фильме в паре с ним снималась молодая звезда египетского кино 21-летняя Фатен Хамама. Она вспоминала потом, что она впервые тогда поцеловалась на экране. Этот экранный поцелуй зажег искру любви.
Молодые полюбили друг друга, Фатен была замужем, но это их не остановило. Эззельдин Зульфикар, муж Фатен, лишь выставил ей одно условие – чтобы она продолжала сниматься в его фильмах. Родители же актрисы оказались более требовательными, пожелав, чтобы жених дочери принял ислам. Влюбленный юноша, не раздумывая, согласился, сменив заодно имя, — звучное «Омар Шариф» гораздо лучше подходило для кино. С женой они жили душа в душу, родив вскоре сына Тарека. Вместе играли в кино, например, в местной версии «Анны Карениной» под названием «Река любви». Однако малобюджетные египетские фильмы были откровенно убоги, и даже главные роли в них не могли дать молодому актеру нормального заработка.
И тут случилось то самое чудо. Известный британский режиссер Дэвид Лин собрался снимать эпический блокбастер о полковнике Томасе Эдварде Лоуренсе, который в годы Первой мировой войны поднял на Ближнем Востоке восстание арабских племен против Турции. Довольно быстро найдя исполнителя заглавной роли – ирландца Питера О’тула – Дин долго не мог отыскать своего «Али» — шерифа Али ибн эль-Хариша – истинного воина пустыни, свирепого и прямодушного, помогавшего полковнику Лоуренсу. Увидев Омара на съемочной площадке, Лин испытал пресловутое режиссерское озарение: перед ним стоял тот самый Али, которого он искал. Помогло и то, что актер говорил по-английски и прекрасно понимал, чего от него хочет режиссер.

«Лоуренс Аравийский» — Питер О’Тул и Омар Шариф

Съемки эпопеи начались весной 1961 года в Иордании. Фильм снимался почти два года. Больше года все актеры безвылаздно сидели в пустыне. Омар привык к жаркому климату, а англичане и американцы, которые работали над фильмом, очень страдали от зноя. Собственно, из-за бунта актеров Лину пришлось перенести окончание съемок в менее жаркую Испанию. Шариф долго был неразлучен с верблюдицей Элайей, на которой впервые появился в кадре.
«Его все умоляли перенести съемки куда-нибудь поближе к цивилизации, потому что скучали по женам, подругам, близким людям, — вспоминает Омар Шариф. – Мы жили в палатках. Еду нам доставляли из Англии на самолете, раз в день самолет приземлялся в пустыне, и мы ели прямо на взлетном поле.

Дэвид Лин, как только приехал в пустыню, влюбился в неё и никак не хотел оттуда уезжать. Он хотел снимать этот фильм вечно. Он вообще любил снимать фильмы больше, чем любой другой режиссер, с которым я работал. Он любил процесс больше всего на свете, даже больше, чем то, что получается в итоге. Он любил работать с актерами, людьми и с отснятым материалом. Он нашел очень правильную интонацию, разговаривая со мной, он объяснял мне все, как если бы говорил со своим сыном. Он вообще долгое время называл меня сыном. Благодаря Дэвиду Лину я стал настоящим актером».
В конце 1962 года «Лоуренс Аравийский» вышел на экран, мгновенно став хитом. Его номинировали сразу на десять «Оскаров» и дали семь. Правда, Шарифу желанная статуэтка не досталась – он получил лишь утешительный «Золотой глобус», приз Голливудской ассоциации иностранной прессы. Несмотря на это на актера градом сыпались заманчивые предложения. Правда, в основном ему предлагали играть брутальных восточных воинов.
В это же время Лин уже начал работать над экранизацией нашумевшего романа Бориса Пастернака «Доктор Живаго» и бестрепетно взял Шарифа на роль Юрия. Заснеженную Россию снова снимали в жаркой Испании, для чего местные пейзажи пришлось засыпать тоннами соли. «Живаго» тоже стал знаменит и получил пять «Оскаров», но Шарифу опять достался только «Золотой глобус» — критики отмечали, что созданный им образ слишком уж далек от оригинала и более похож на героя-любовника, чем на рефлексирующего русского интеллигента.
Омар Шариф очень любил свою семью. Он даже уговорил Дэвида Лина пригласить на роль Живаго в детстве своего сына Тарека. Но и страстей в жизни Шарифа хватало. Его дружба с Джули Кристи, игравшей в «Докторе Живаго» Лару Антипову, продолжилась за пределами съемочной площадки, и бойкие таблоиды сразу превратили её в роман. Сам Шариф упорно молчал об этом, как и о других свих предполагаемых интрижках, но сохранить семью это не помогло. В итоге в 1966 году супруги расстались.

«Смешная девчонка» — Омар Шариф и Барбра Стрейзанд

После этого Шариф перестал скрывать свои романы. В знаменитом мюзикле «Смешная девчонка», где он играл с Барброй Стрейзанд, он целовался с партнершей так страстно, что всем стало ясно: это не только игра. В том же году Омар сыграл главную роль в «Майерлинге» Теренса Янга. Его подругу сыграла блистательная Катрин Денев. Конечно же молва приписала Шарифу роман и с ней.
В более поздние годы, когда он успел уже сыграть и Че Гевару, и капитана Немо, и обаятельного бандита Колорадо из ставшего популярным в СССР фильма «Золото Маккены», он уже не смог достичь прежнего успеха. Критики винили в этом Шарифа с его однотипной игрой, а сам он сваливал вину на неумех-режиссеров. Идеалом для него оставался Дэвид Лин, но тот после «Живаго» почти ничего не снимал. Актер все больше уставал от непрерывных съемок, разъездов и неуютной холостяцкой жизни. С тоски он начал играть в бридж.

 

С годами он стал знаменитым игроком. Его фото появилось на колодах карт, была выпущена компьютерная игра Omar Sharif”Bridge. Он писал статьи о тонкостях бриджа для множества газет. Увы, в игре Шариф никогда не мог ограничиваться маленькими ставками, и даже ему, мастеру, порой не везло. В одну далеко не прекрасную для него ночь Шариф проиграл свою квартиру в Париже, проигрывал и все наличные деньги и даже гонорары за ещё не сыгранные роли.
Актерские удачи Шарифа за эти годы можно пересчитать по пальцам. Одной из них стала роль патриарха армянского клана, бежавшего от турок, во французском фильме 1991 года «Майрик» — за неё актер получил премию «Сезар».
В 70-х годах актер переселился в Париж, где за ним был закреплен номер-люкс в отеле «Руаяль Монсо». Такие же номера имелись у него и в других городах: в каждом шкаф с костюмами от Армани и несколько нераспечатанных карточных колод. У него не было даже машины, а его собственность ограничивалась квартирой в Каире и арабскими скакунами, которых ему подарил некий нефтяной шейх в благодарность за роли.
В начале 90-х Шариф перенес операцию на сердце, после чего окончательно отказался от спиртного и почти перестал курить, хотя прежде выкуривал по три пачки ежедневно. Эмоционально восприняв свою болезнь, он начал собирать деньги для фонда «Цепь надежды», помогающего сердечным больным в слаборазвитых странах. Сниматься он стал заметно меньше, а вот в бридж играл с прежней энергией.

Когда последний раз Омар Шариф был в Египте, у него родилась третья внучка – «русская». Его сын Тарек, который был неоднократно женат, теперь связал себя узами брака с русской девушкой. Внучку крестили по православному обычаю и назвали Алина.

 

Сегодня Омар Шариф не снимается в кино, и, похоже, что четырехчасовой канадский мини-сериал 2009 года «Последний тамплиер» стал завершением карьеры. Его больше не видят, как ещё недавно, и в компании с молодыми девушками.
Одно из последних откровений Омара Шарифа: «Я не игрок, я нормальный человек. У меня, как у всех, есть свои положительные стороны и свои недостатки. Хотя, если вдуматься, недостатков у меня нет. Должен вам сказать, что у меня вообще в жизни не было недостатков. Я абсолютно положительный человек».

онлайн тест уровня английского языка

Читайте также:


Понравилась статья? Вы можете её распечатать, отправить по почте или поделиться с друзьями в соцсетях:




Оставить комментарий на сайте Allbz.ru

Навигация

Развернуть | Свернуть

RSS - Лента новостей сайта

RSS Подпишитесь на RSS для получения обновлений.

Введите ваш email address:

Besucherzahler Chat and date with beautiful Russian women
счетчик посещений